Член Союза писателей России.

Михаил Раков родился в 1976 году в г. Воткинске Удмуртской АССР. С 1994 г. после окончания медицинского училища работал фельдшером на стан­ции скорой помощи. В 2001 г. закончил Московскую Духовную семина­рию и в течение 5 лет был в числе насельников Троице-Сергиевой Лавры.

Стихи пишет с 15 лет. С 1994 года печатался в периодических издани­ях Удмуртской республики, (в том числе журнале «Луч», альманахах поэтов и прозаиков литературного объединения «Слово»), газете «Православный Воронеж». В 2007 году увидел свет сборник стихотворений автора «Горит свеча».

  В стихах и прозе Михаила Ракова тесно переплетаются лирическое, философское, гражданское начала, основа которых – духовность незаурядной личности, то, чего порой  так не хватает современному человеку в наши нелегкие времена.  Убеждена, что многие читатели ( и я  в том числе!) нашли в  Михаиле Ракове  единомышленника, друга, наставника, умеющего и поддержать, и утешить, и сказать горькую правду.

литературный редактор альманаха «Сияние Лиры»  Татьяна Кузнецова

НИОЧЕМНОСТЬ

1
Катятся по тонкому стеклу.
Создают дорожки до земли.
Изнутри дождь, кажется, здесь глух.
Больше виден, нежели шумлив.
Небеса прозрачны и чисты.
Их избыть – напрасная тщета…
И чем дольше дождь, тем чище ты,
Как прозрачность твоего щита.
2
Найти под шелухой зерно –
В пыли порыться…
Оно давно унесено
Голодной птицей…
Давно поедено оно
Полёвкой-мышью.
И в шелухе заключено
Одно затишье…
3
Опять перелетают птицы
С балкона на балкон.
Благословенный свет струится
Вдоль всех окон.
И льётся по стенам отлого,
Слепя, как нож…
В изгибы улиц. В зданий ноги.
В асфальт подошв.
4
Сверкали краски на палитре,
Как всех земных оттенков грядки.
Но кто-то грубо бросил: “Вытри!”
И грядки поглотили тряпки.
Блестящие цветы померкли,
Как будто лайнер невесомо
Тебя поднял над струйкой… Рек ли?
Овалом леса… Каплей дома…
5
Есть оружие – образы строк.
Как в святом уголке образа.
Переступишь заветный порог,
И глаза повстречают глаза.
И ты вновь говоришь языком,
Вслух ничтоже не произнося…
Как зашитым в карман образком
Защищённый от всех и от вся.
6
Продолжая стихи ни о чём,
Твёрдо верую, что ниочёмность
Раздвигает идеи плечом,
Их толкает в идейную тёмность.
И в движенье своём, словно шар
Под себя подминает предметы,
И негнутую твёрдость ножа
Заключает в самой себе где-то…
Но оттенки свои пронося
Чрез века, будто добрая фея,
Ниочёмность раскроется вся,
Как прекрасно расписанный веер.
И как радуга будет блистать,
Красотой поражая кого-то…
Простотой голубого листа
На лазурном щите небосвода.

КРЫЛЬЯ

Захожу в родные дворы я,
Как в потерянные года.
И надеюсь найти в них крылья,
Осязаемые тогда.
Но дворы наполнились былью
И седые их тополя
Шепчут: «Мы не видели крыльев.
Только небо. Только земля».

Я иду в старый храм, в котором
Я когда-то читал псалмы.
Он встречает меня укором,
Шепчет: «Сколько не виделись мы?».
И покрылся сажей и пылью
Свод, что прежде казался бел.
Он моих не припомнит крыльев
Даже если бы захотел.

Я бреду на могилы близких.
На поросшие мхом кресты
Оседают вечерние блики,
А нападавшие листы
Пахнут скорой зимой и гнилью
И их шорох, как шепот, тих:
«Мы твоих не видели крыльев.
Ты не здесь отрекся от них».

Я вернусь в отчий дом и вылью
На бумагу свой крик земной:
«Может я не утратил крылья,
И они, как прежде, со мной?
Может, под одежонкой ветхой
Боль их скрыла, оберегла?
И стучат обломанной веткой
В спину прежние два крыла?»…

Засыпает земля под утро
И сереет ночная мгла.
С этим небом земля как будто
Невесомые два крыла…

МУЗЕ

Твой мир сегодня болен,
Ведь ты приснилась мне.
Одна в зелёном поле,
В далёкой стороне.
И я поднял свой посох,
И я пошёл к тебе
Без страха, без вопросов,
С покорностью судьбе…

Но поле было длинно,
А ты всё далека.
И травы шаг не длили.
Зелёная река
Плыла вокруг и посох
Веслом, не палкой, стал.
Но также без вопросов
Я плыть не перестал.

А силуэт твой точкой
Маячил вдалеке,
И звал, я ведал точно,
Как лодка на реке.
Не приближаясь вовсе,
Я шёл, я изнемог.
И я весло отбросил,
И на траву прилёг.

И вдруг сомкнулись воды,
Я ощутил покой.
Вдали, уже над сводом,
Я видел облик твой.
Ты, головой качая,
Звала меня к себе
Беззвучно и печально,
С покорностью судьбе.

Я ноги вновь увечу
И травы развожу,
И вновь бреду навстречу
Слепому миражу.
Шаги упрямо нижу
На острие пера,
А ты всегда не ближе,
Не дальше чем вчера.

***
Террасами на выветренных скалах
Повис посёлок спелою лозой.
И солнце ослепительно ласкало,
Разбрызгивая небо бирюзой.
И булочница с головой вакханки
Хлеб относила в дальний ресторан.
И взглядом провожал её буханки
Соломинку жующий мальчуган.

***
Закрывая глаза, вижу свет и даль.
Открывая, – мебель в ночи…
Опускаюсь в плетёнку под шелест пальм,
Ощущаю – время молчит.
Кромка моря не слышна и не видна,
Только ветер солён и свеж.
Да в моей ракушке живёт волна,
Как в надежнейшей из одежд.

***
Есть дождь, есть ветер, есть туман.
Есть пар, идущий от земли.
Есть опускающийся шар
В морской синеющей дали.
И есть порыв, случайный всплеск,
Зарница, канувшая вниз.
Её теряющийся блеск
В паденье озаривший жизнь.

***
Тикают часы но не идут,
Стрелка лишь дрожит уже два дня.
Это время встало на ходу,
И стоит, и смотрит на меня.
Я её и подтолкнуть бы рад,
Чтоб преодолела свой подъём.
Но, увы… Туда-сюда дрожат
Так же стрелки и во мне самом.
И живёт занятный механизм,
Точное живое существо,
Но пружинка направляет вниз
Все стремленья светлые его.

ПРОВОДЫ ОСЕНИ

Осень вновь покрывает красками
Всплеском яркой палитры свет.
И деревья, что были разными,
Вновь похожи в своём родстве.
Самый воздух, листьями тронутый
В ожиданье зимы застыл,
Видя в этом осени проводы,
Оставляющей голый тын.
Только я оглашённым бегаю,
Ярко-красный ковёр топча,
И в небесный кисель с разбега я
Силюсь впрыгнуть, как в полный чан.
Но земля со своими тропками
Держит крепко, как сына мать,
И я вновь приземляюсь с робкими
Уговорами не вставать.
Кружит мир, как листва и ветрено
Так настаёт на юру души,
Что она, живущая медленно,
Начинает спешить, спешить…
В такт всему, что вот-вот покроется
Белым снегом, вот-вот уснёт…
Вдвое любит и вдвое молится
И хранит себя от тенёт.
И я, в проводах не участвуя,
Понимая тщету разлук,
Закрываю собою явственно
Этот мир от грядущих вьюг.

***
Белые снежинки ровно падают,
Покрывая землю пеленой.
Этими снежинками, как складами
Чертятся слова зимы шальной.
Маленькие реющие молнии
Наполняют небо надо мной.
Сколько в этом хаосе гармонии
Точной, созерцательной, земной.

ЗИМНЕЕ

Сегодня также гонят ямщики
Свои чуть-чуть другие экипажи.
И мы спешим, ну а куда? Туда же,
Куда спешили те, что далеки.
И также мчимся с ветром вдоль реки,
И снег валит стеной холодно-талый.
Одно лишь только, что коней не стало,
Да повороты более мягки.
Да разве что все вехи и флажки
Теперь внутри любого экипажа.
И смело можно потеряться даже.
Но это всё такие пустяки!
Горит звезда. Луна висит над ней,
Как котелок над чьими-то глазами.
Наполнен мир ночными небесами,
Тенями прежних конок и саней.

***
Когда тебе остаться надлежит,
Ты понимаешь, что ты пьян не в меру,
Что твой костюм не так уж складно сшит,
И вовсе не по твоему размеру.
Что гости все до крайности скучны,
И говорят не то, что ты услышишь,
Что лучше лечь в кровать и видеть сны,
Но в этих снах опять придут они же.
И ты встаешь, шаг делаешь к стене,
И поднимаешь руку, чтоб закрыться
От резких слов, от взглядов в стороне,
Необходимости куда-то скрыться…
И дверь скрипит, за нею ветра смех,
Он резкий, но прямой, не вороватый.
И ты в него уходишь ото всех
Вчерашних слов усталый завсегдатай.

***
Светится окошко ночником.
Маленькое пятнышко в ночи.
Просто, не заботясь ни о ком,
Льёт покой и теплоту лучит.
А над миром звёздные огни
Россыпью угольев немощны́х.
Но они холодные, они
Не согреют как в окне ночник.
***
В одеяло завернулся вечер,
В розовый мерцающий закат.
Тени стали и длинней и резче,
Город вновь одел себе на плечи
Росписной халат нарядно-клетчат,
В клетку красно-жёлтую халат.

И настало возрожденье дня.
Пред покоем городок стал гулким.
Люди выходили на прогулки,
Говор лился, ручейком звеня.

Будто перед долгим сном в тот час
Город брал последний свет до мига.
Как вино цедил, кружился, двигал
Сам себя, покуда не погас.

День внезапно завершился. Слух
Перестал ловить дневные звуки.
Всё затихло. Утрудились руки.
Росписной халат повис, потух…

И настала ночь и тишина,
А на небе высыпали звёзды.
Город вновь красив, но не опознан.
Данник сна…

***
Все ли наши квартиры на месте?
Наши ящики на этажах?
Виртуальные метро-насесты
В бедных душах как птицы кружат,
Чтоб занять лучший шест, или камень,
Чтоб не дать предпринять ничего…
Никому не ответить стихами…
Не остаться в стогу с ночевой…

(стихи опубликованы в альманахе «Сияние Лиры». Выпуск 39)

Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Владимир Богданов
  • Анна Острикова

    Cтудентка педагогического университета Самое сокровенное, так и не осмелившееся стать явью…
  • Анатолий Федотов

    РОДНИК На опушке нового Арбата Чистая, как девственный родник, Мастерами из Руси соткана Б…
  • Александр Дудин

     г. Ени­сейск  Окон­чил ор­ке­ст­ро­вое от­де­ле­ние Крас­но­яр­ско­го крае­во­го учи­ли­щ…
Еще в Авторы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

Анна Острикова

Cтудентка педагогического университета Самое сокровенное, так и не осмелившееся стать явью…