ЮРИЙ МАХРИН

«Мне песенность досталась по наследству…»

 

Песни на стихи почётного гражданина города Лобня Петра Черняева стали всенародно любимыми.

В подмосковной Лобне, в микрорайоне Депо, посреди сосно­вого леса живёт в кирпичной пятиэтажке семья моих земляков – курян. Частенько приезжаю к ним, чтобы надышаться чистым воздухом. Люди здесь, как в деревне, знают друг друга, вместе отмечают дни рождения, серебряные свадьбы. Летом – прямо на улице. И звучат под берёзами и соснами песни. В их венке, заме­тил я, обязательно есть народные: «Ой, грибы, грибочки», «Я – деревенская», «Возьму гитару», «Ох, балалаечка»…

Вот и сегодня с верхнего этажа слышится хор, плывут нос­тальгические воспоминания:

Вот и прошли года, но мы не старые,

Недолюбившие – сидим усталые…

Весна счастливая, а сколько красок в ней,

Под старой ивою течёт, течёт ручей.

Да, песни народные, застольные: народ их поёт в дни лич­ных торжеств. Поёт повсюду в России. А у нас, в Депо, особенно часто. Почему? Ответ – на торце соседнего дома.

– Столько лет проходишь мимо и не увидел, не прочёл?! – сказал с укором Леонид Фёдорович Стефаненко. – Впрочем, в твоё оправдание скажу: мраморную мемориальную доску, что висит там уже шесть лет, от глаз прохожих укрывают густые кус­ты рябины.

Идём по улице Деповская (она рядом с локомотивным депо Савёловского направления и одноимённой железнодорожной станцией). Ещё издали вижу на фасаде дома цифру 6. А в торце пылают огненно-красные, крупные гроздья рябин. За ними тем­неет прикреплённая к стене доска из чёрного мрамора. Подхожу ближе, читаю: «В этом доме жил поэт-песенник, Почётный гра­жданин города Лобня Пётр Николаевич Черняев».

– В квартире на втором этаже – вон махонький застеклён­ный балкончик – колыбель слов русских песен, причисленных к народным, – рассказывает мой спутник. – Я трудился вместе с Петром Николаевичем в локомотивном депо «Лобня», на энер­гоучастке. По этой тропинке ходили на работу, в выходные – в лес под сосны, где собирались друзья-товарищи. Добрый был человек, улыбчивый и компанейский. Я не раз видел его отре­шённым от мира сего – шёл и что-то напевал. Так, на природе, а не за письменным столом, рождались его поэтические строки. Сюда приезжали знаменитые композиторы, певцы и певицы за новыми, народными песнями. А Надежда Кадышева – так с ан­самблем «Золотое кольцо». И лилась популярная «Течёт ручей, звенит ручей» прямо под этими рябинами…

Из первого подъезда вышла женщина. Оказывается, жена Петра Черняева. Леонид Фёдорович знакомит меня с ней. Зи­наида Васильевна говорит:

– Мы прожили с ним почти полвека. Сердце его было пол­но любви к людям, ею пронизаны и стихи Петра. Потому и за­пали они в душу народа.

А сначала запали в души самых известных русских компо­зиторов – Родыгина, Новикова, Левашова, Пономаренко, Авер­кина, Темнова… Потом – в сердца исполнительниц – Зыкиной, Толкуновой, Воронец, Кадышевой…

Валентине Толкуновой посвятил Пётр Черняев стихи «Я – деревенская». И вот слово зазвучало: полушутя – полусерьёзно сообщает случайно залетевшему из города в село «дроле»:

И церковь уцелела,

И есть кому венчать.

На зависть всем соседкам

Любовью не скупись…

Я нарожаю деток,

Ты только шевелись!

Примечательный факт: один из своих дисков Толкунова назва­ла «Я – деревенская», хотя на нём записано немало других песен.

Валентина Васильевна приезжала к Петру за стихами-пес­нями. Приезжала и одна, и с Темновым, Аверкиным, с которыми муж дружил. Очень тёплые творческие отношения были у него с работниками отдела русской песни Всесоюзного радио Он трижды лауреат кон­курсов «Песни года» и «Песни века», – рассказы­вает Зинаида Васильевна.

По тому, какие про­стые и живые слова рожда­ются у поэта, как ложатся в певучую строку, сразу вид­но: он, как и героиня его песни «Я – деревенская», тоже деревенский. Открой­те любой из пятнадцати сборников Черняева, и уже от названий запахнет по­лем, лугом, хлебом: «Всё цветы, цветы, цветы», «Стороной луговой»… Родился Пётр Чер­няев в селе Лопатино Торбеевского района Мордовии. Нацио­нальность – мордвин-мокша. Отец рано умер, мать осталась с пятью детьми на руках. И Пётр вынужден был с юных лет и за­рабатывать в колхозе кусок хлеба, и учиться в школе. Окончил лишь семилетку.

В 90-х его, почётного гражданина Лобни, попросили напи­сать короткую, на полстраницы, автобиографию, чтобы помес­тить её в Интернете на сайте администрации. Как же экономно, даже скупо расходует слова: «С 1943 по 1950 год служил в ар­мии. Участник Великой Отечественной войны. Имею правитель­ственные награды».

Выходит, он, родившийся в 1926-м, попал на фронт семна­дцатилетним мальчишкой. Бил немцев, японских самураев. По­сле войны ещё пять лет тянул солдатскую лямку. Потом был в Пскове комсомольским работником. Затем служил оперуполно­моченным в областном УВД в отделе борьбы с бандитизмом.

С 1955 года и до ухода на пенсию трудился в локомотивном де­по «Лобня». Учился в школе рабочей молодёжи, получил свиде­тельство о среднем образовании и поступил на заочное отделение историко-филологического факультета Мордовского госуниверситета имени Огарёва.

Стихи, частушки сочинял с детства. «Мне песенность дос­талась по наследству», – утверждает поэт в одном из стихотво­рений. Но пора творческой зрелости наступила в Лобне. Между прочим, «Я – деревенская» – не единственная его женская пес­ня. Их как раз большая часть. Слагая такие баллады, видел пе­ред собой то Людмилу Зыкину или Валентину Толкунову, то Ольгу Воронец или Надежду Крыгину. Или солистку ансамбля «Россия» – заслуженную артистку России Елену Калашникову. Она пела «Возле речки, озеро», где есть такой припев:

Ой, гармонь, гармонь, гармонь, – Золотая планочка…

У меня в груди огонь,

Не касайся, Ванечка!

Он перевоплощался, как мне кажется, потому, что считал: такие нежные слова больше подходят девушке, женщине, а не мужчине, опалённому войной. Он понимал душу современниц, старался полнее рассказать об их радостях, надеждах, тревогах и утратах. Смело говорил от имени представительниц прекрас­ного пола: «Я тебя оставила с первою порошею», «А весна встревожила – ожила я, ожила», «Росла под песню звонкую»…

Почти у каждого стихотворного произведения Черняева есть припевы. Значит, он и сочинял их как песни (недаром со­седи говорят: шёл и что-то напевал). «Я вижу сердцем, – писал он. – И песенку за песней поёт моя душа». Это и есть истинное видение жизни. И, читая его книги, чувствуешь запахи трав и сирени, слышишь «птичье пенье, птичий хор», «шум листвы бе­рёз», как «поют о чём-то ветерки»… Все пятнадцать сборников Петра Черняева – от первой строки до последней – живые. Чи­таешь – и нежданно-негаданно открываешь мир, освещённый любовью Человека с редким поэтическим даром. Вот он воскли­цает: «Надо песню петь учиться у весны, у трав, у птиц!» И сын земли мордовской прилежно учился именно у них:

Хорошо земля дождём омыта.

Сколько всюду музыки разлито!

Соловей с утра поёт на речке,

И стучит по наковаленке кузнечик.

От зари до самого заката Музыкою вся земля объята.

Голос поэта-песенника Черняева – наособицу. Тихий, про­никновенный, в нём столько любви к родной природе, людям.

И к матери-России:

Я полсвета прошёл и вернулся домой:

Мать-Россия одна – нет России другой.

Здесь родился и рос, здесь и песни пою…

Оттого и навек я Россию люблю!

Он жизнелюб. Оттого и стихи яркие, солнечные. «А с неба весёлое солнышко светит», «Я верю: счастье солнцем улыбнёт­ся», «Вишнёвым цветом зорька зацвела»… Свет мягкий, тёплый излучают строки Черняева и пробуждают в душе русского чело­века любовь к полю, отчему краю – Подмосковью, где «весною у каждой берёзки влюблённый есть свой соловей».

Многие стихи, кроме тех, что о войне, освещены доброй, ласковой черняевской улыбкой. Один из разделов книги – «И в шутку, и всерьёз».

Жена меня корит, ругает не спро ста…

В кармане не звенит,

Сберкнижечка пуста…

Доброта, свет любви исходят и от стихов раздела «Прочтите детям». Тут и баллада о волшебном стульчике, сделанном сторожем-караульщиком детсада: сядет на него приболевший мальчик Боря – «посидел, и всё прошло». И восторженный гимн воспи­тательнице тёте Вале за то, что создала детский музыкальный ансамбль:

Спеть, сплясать – Все мастера!

Мамы нас премировали За весёлые дела.

– Это был необыкновенной души человек! – восторженно восклицает Зинаида Васильевна. – Крестьянской косточки: ра­ботал, не покладая рук, даже будучи пенсионером. Чтобы не си­деть сиднем на диване, устраивался куда-нибудь. Не гнушался самого тяжёлого дела, благо природа наделила его силушкой. И ещё: неравнодушно относился к тому, что происходит в жизни.

Это и надорвало его сердце…

В стихах 90-х годов явственно чувствуется боль души гражданина-патриота. Его угнетали сквернословие молодёжи, бед­ность лексикона, грубость. «Что с нами случилось? – вопрошал в стихотворении. – Уходит из речи белоснежность, уходит от нас красота». И ещё: «А доброе слово, как маленький праздник», «Хороших много слов, но редко мы их произносим»…

Ранило сердце старого солдата и то, что бедных и богатых в России разделяет пропасть.

Вольготно жить, конечно, не зазорно.

Всему – невиданный раскрут…

А сколько нищих, сколько беспризорных!

И эти сонмища растут, растут!

Негодовал, что столько «всевозможных паразитов налезло на рабочий горб». Тревожился за судьбу страны. Клеймил тех, кто её «богатства стал по ветру пускать». Обращается к России: Ради новых поколений Соберись, себя пойми…

Поскорее встань с коленей,

Встань и спину распрями.

Коли к правде благосклонна,

Всем скажи, что ты жива,

И хозяйкою законной Предъяви свои права!

  • Когда он, автор тринадцати книг, многочисленных стихо­творных публикаций в журналах и газетах, стал членом Союза писателей? – спрашиваю Зинаиду Васильевну.
  • А он не рвался в него, говорил: «Мне это ни к чему. Союз
  • для профессиональных литераторов, а я – любитель, пишу в своё удовольствие». Правда, при назначении пенсии Петру Ни­колаевичу Московская писательская организация определила его литстаж – 35 лет.

Знаменитый на всю Россию поэт-песенник Пётр Черняев ушёл из жизни 27 марта 2004 года. Вернулся с прогулки, успел записать навеянные ранней весной строки новой песни:

Я иду, иду дорожкой По лугам и по полям.

Низко кланяюсь берёзкам,

Подпеваю соловьям…

Новости Подмосковья, 01.12.2010

 

 

ЛЮДМИЛА ПАНОВА

 

Мы будем помнить его всегда!

 

12 декабря 2011 года в лобненском ДК «Чайка» отмечали юбилей почётного гражданина города, хорошего доброго человека, поэта-песенника Петра Николаевича Черняева. Ему исполнилось бы 85 лет. Де­сять лет назад здесь же, в «Чайке» отмечали его 75-летие. Это был праздник всего города. Затем он выпустил пятнадцатый сборник сво­их стихов, как он говорил, собрав в него всё самое лучшее и – вскоре, к великому сожалению, умер! Он всегда, сочиняя стихи, напевал их, а, отдавая в аранжировку композиторам, часто спорил с ними. А песню «Течёт ручей, звенит ручей» он подарил Надежде Кадышевой очень давно, когда она ещё не была так знаменита, в доме отдыха под Ряза­нью. Главврач подтверждала этот факт, так как на концерте эту песню, по её просьбе, исполняли на «бис». Это мне рассказала моя соседка Ва­лентина Монахова, тогда она работала там медсестрой.

И в этот раз день памяти поэта вылился в большой праздник песни.

Со сцены звучали его песни, написан­ные на его стихи и лобненскими, и из­вестными в стране композиторами, в исполнении лобненских артистов (и даже – ведущих!) и лобненских хоро­вых коллективов. А из Сходни прие­хал хор ветеранов – хор народной и авторской песни. Он исполнил не­сколько песен, в том числе песню П. Н. Черняева «Года». Костюмы у всех исполнителей блистали красо­той, а у сходненского хора сарафаны ещё были украшены крупным краси­вым русским народным орнаментом.

В заключение вечера все арти­сты поднялись на сцену и вместе с залом дружно пели песню «Течёт ру­чей, звенит ручей» на слова и музыку Петра Николаевича Черняева – все­ми любимую. Вечер прошёл – пол­ный любви к поэту и благодарности  за его прекрасные стихи и песни.

 

МАРИНА БЕЛОКОПЫТОВА

 

«Я верю: счастье солнцем улыбнётся»

 

В библиотеке «Депо» г. Лобня 27 марта 2015 года прошёл вечер памяти Лобненского поэта-песенника, Почётного Гражданина города, участника Великой Отечественной войны, Петра Николаевича Черняе­ва – «Я верю: счастье солнцем улыбнётся».

В вечере принимали участие: руководитель клуба «Тем, кому за 40» Галина Петровна Журкина, председатель Совета инвалидов Вера Алексеевна Рябоконь, Раиса Бякова и Евгений Черкасов – солисты хо­ра. Также наш вечер посетила вдова поэта Зинаида Васильевна Чер­няева. Она любезно согласилась рассказать о жизни Петра Черняева, предоставила фотографии из семейного архива. Вела вечер памяти Светлана Евгеньевна Наумова. Гости мероприятия прослушали стихи, посмотрели слайд-шоу фотографий, клип Надежды Кадышевой «Бе­жит ручей, течёт ручей» и вспоминали поэта за чашечкой чая.

Стихи Пётр Николаевич сочинял с детства. Но пора творческой зрелости наступила в Лобне. Все его 15 сборников – от первой строки до последней – как живые. Читаешь их, и открываешь для себя мир, освещённый любовью человека с редким поэтическим даром. Стихи поэта-песенника Черняева излучают тёплый и мягкий свет, пробужда­ют в душе человека любовь к отчему дому, к родной природе, людям и матери-России. Они притягивают своей простотой изложения, ду­шевным теплом. Песни на стихи Петра Черняева звучали и звучат по радио, на телевидении, на концертных площадках.

А 90-летие поэта снова отметили концертом в ДК «Чайка». Выступал Хор Ветеранов, и «Тынды-Рынды»… Песню «Я – дере­венская» исполнила Кристина Коробкова, в свои 15 лет уже лау­реат конкурсов.

 

Моя страна!

Иного счастья не желаю.

Я здесь родился и живу.

И ни на что не разменяю

Родного неба синеву.

Здесь хороши закаты и рассветы,

Здесь круглый год земля красот полна

Моя страна – страна великих предков –

И верою, и правдою сильна!

Её история особа.

Нашла согласье и лады;

Вновь ради жизни, ради Бога

Взялась покорно за труды.

И ты от края и до края

Цвети, державная моя.

Иного счастья не желаю –

Живу под звездами Кремля!

 

За Красную Поляну

 

Стихи П.Черняева, муз.В.Коростелева

 

Не было и нет нигде покоя.

Под окном волшебница луна…

Только лишь глаза свои прикрою,

Снова предо мной встает война.

И я вспоминаю весь сорок первый год – былую рану,

Бои за Лобню, у Катюшек,

Ожесточённые бои за нашу Красную,

За нашу Красную Поляну.

Минометы бьют, стреляют пушки,

Поле чёрным снегом замело…

Сколько у деревни, у Катюшек

Было нас и сколько полегло!

Счастья и покоя, видно, нету.

И ушла, и не ушла война…

Всё сижу, гляжу при лунном свете

На свои медали, ордена.

И я вспоминаю весь сорок первый год – былую рану,

Бои за Лобню, у Катюшек,

Ожесточённые бои за нашу Красную,

За нашу Красную Поляну!

 

О, звёздное небо!

 

Уходят столетья, проходят и годы.

Меняются вкусы, меняются моды.

И песня, и та по-другому поётся,

Лишь только заветной любовь остаётся.

 

Припев:

О, звёздное небо!

Закаты, рассветы.

Мы – юность, как прежде

С мечтой и надеждой

И тут, и там

Навстречу ветрам

Летим и идём по планете!

 

Большие заботы, под стать расстоянья,

У нас есть тревоги, у нас есть мечтанья;

Мы новые песни свои сочиняем,

Мы новые песни везде распеваем.

 

Наш век, он особый, наш век торопливый.

Работать умеем и любим красиво.

Пусть наши дороги и трудны, и круты.

Отметьте на карте все наши маршруты!

Лишь только заветной любовь остаётся.

 

 

 

 

 

Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Владимир Богданов
Еще в Люди и судьбы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

Владимир Аннушкин «Встречи с Ириной Одоевцевой — поэтом серебряного века: Питер — Москва — Переделкино»

  Владимир Иванович Аннушкин, доктор филологических наук, профессор кафедры русской с…