Над  широким  лугом  парит  легкий  туман.

         У  самого леса на зеленом ковре сочных трав белыми    платочками  рассыпалась  звездчатка.     Я стою на  бывшем  гречишном   поле, заросшим   березняком.      Земля здесь отменная, трава высокая, не никнет от   жары.

         А сколько  в  нее  вплелось  цветов: душистая незабудка, крупные    цветы   земляники, бордовые   колокольчики  гравилата  с   розовыми лепестками внутри.

         Стебли  в  верхней  части у только зацветающего гравилата зеленые, а  у  отцветающих  бордовые, словно слились воедино      стебель  и  цвет, лишь  сбоку  торчит   капризно      зеленый полураскрывшийся лист.

         На  опушке светлой рощи растут старые березы   с   раскидистыми   кронами, их   нижние    ветки кланяются  земли.  Толстые  стволы не обхватишь    руками.

         Я спустился в глухой овраг, заросший крапивой  и малиной.  Воздух  здесь  настоян  дурманящими   запахами растений.

         Уже отцветает черемуха. Мелкие  лепестки  ее цвета   засыпали   траву.   А   в  чашелистиках      зародились зеленые острые соплодия ягод.

         На самом  краю  оврага, обнажив  корневища  у комля, разметал свои могучие ветви дуб, он сейчас болеет, листья его охвачены желтизной.

         Я иду по траве.  Серебрятся  капли  росы  на листьях манжетки. Связку своих желтых трубчатых венчиков  прикрыл  первоцвет, ожидая  дождь.   А погремку дождь не страшен, он любит сырость.

         Среди бело-розовых  лепестков  лесной  яблони  покачивается   на   веточке  чечевица, сама  как   красный цветок, тихо спрашивает меня:

         — Ты, Витю видел?

         Топкая тропинка  спускается  с  горки  вниз.

          Из-за кустов видно гладкую поверхность пруда. Я подошел     к     воде,     чуть     замутненной      стоком, впадающей в пруд речки.

         С берега, как по команде, попрыгали лягушки. А   на другой стороне пруда ударила хвостом по воде   выхухоль, расходящиеся круги указывали ее  путь.

         А  затем всё стихло. Напрасно я вглядывался, что    может быть, она вынырнет из воды.

         За  прудом уходят вдаль прибрежные березовые рощи. Какая  здесь  мягкая, ласковая  природа!

         Дышится легко, и отдыхают глаза.

Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Владимир Богданов
Еще в Этюды о природе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

Владимир Богданов «Фотографии Александра Алексеевича Титова»

Вглядываешься с удивлением и радостью на неповторимый живописный вид. Пейзаж,  наполненный…