Старый Арбат. Улица почти пустынна. Но художники народ стойкий, несмотря на сильный декабрьский мороз, выставили для продажи свои картины. Одиноких прохожих зазывают фотографироваться Деды Морозы – переодетые негры. Они забавно смотрятся в сказочной русской одежде. Улыбаются, показывая ослепительные белые зубы, вот только румянец щёк не проступает на чёрной коже.
Не знал Александр Сергеевич, что через 170 лет потомки арапов станут шутами, играя роль московских уличных Дедов Морозов, если бы знал, может быть, написал об этом ещё одну сказку….
Не в вину поэту прохожу мимо музея А.С. Пушкина. Летом я уже побывал в этой  мемориальной квартире.
В красивом двухэтажном голубом доме по адресу Арбат 53 Александр Сергеевич поселился на втором этаже вместе с женой Натальей после венчания 18 февраля и проживал до середины мая 1831 года – три медовых месяца.
В доме принимали гостей, кто-то беседовал о политике, кто-то слушал музыку. Пять комнат снимал А. Пушкин. Три комнаты были парадные, окна их выходят на улицу. А две комнаты – жилые, маленькие.
Отопление дома печное, топили дровами, в стенах устроены дымоходы. Баня, кухня, каретный сарай, дровяной сарай, прачечная всё находилось во дворе. И была уважаемая должность истопника, от которого зависело тепло и уют в доме.
За шесть месяцев Пушкин должен был заплатить хозяину две тысячи рублей, но он прожил всего три месяца и заплатил только одну тысячу рублей. Пушкин заложил свою деревеньку Кистеевку, и на оплату квартиры и других нужд тратил деньги. Других финансовых источников у него не было, поэтому он и съехал с этой дорогой квартиры.
История, к сожалению, не сохранила ни интерьера и назначения комнат дома пушкинского времени. Никто из современников не описал обстановку. После революции дом был перестроен на коммунальные квартиры. Всё бы кануло в прошлое, но к счастью нашли первоначальный план дома. Восстановили прежний вид комнат, а в 1986 году открылся музей.
Недавно напротив дома установили памятник Александру Пушкину и Наталье Гончаровой в честь 175-летия их венчания.
Я взглянул на памятник и неожиданно для себя я заметил, что Наталья на постаменте памятника выше ростом Александра.Но в этот морозный день я прогуливался не только по Арбату, его парадной части…
Испортила мне настроение бетонная коробка стройки возле театра Вахтангова, которая уродливо надвинулась на мостовую  и на сам театр. Что же здесь разрушили? Никак не могу вспомнить. Разве можно здесь что-то ломать! Летом не было этой стройки. Неужели рука жены Лужкова замахнулась и на Старый Арбат?
На стене дома Арбат 25 я увидел мемориальную плиту, оказывается, в 1826 году в доме, который стоял на этом месте, жил Денис Давыдов – герой Отечественной войны 1812 года. Александр Пушкин частенько у него бывал. Может быть, поэтому он и присмотрелся к Арбату, и снял квартиру через пять лет.
Прошёлся по Староконюшенному переулку. В самом его начале стоит деревянный двухэтажный домик – узорчатый теремок. Но нет никакой надписи, что за дом, старинный или построенный под старину. Напротив его ещё одна странная стройка. Жилой многоэтажный дом разбит посередине. Странная реконструкция! Зато есть на щите надпись: «Сохранено одно дерево и три кустарника». А куда делились жители разрушенных квартир неизвестно.
В глубине переулков дома обычные, но и здесь встречается местами точечная застройка, но не в пользу рядовых жителей, а элиты, которая постепенно перебирается в центр старинной Москвы. Очень выстроены такие роскошные особняки, где квартиры, как во времена Пушкина, занимают целые этажи с двойной охраной и с заборами, воротами со шлагбаумами, запрещающими въезд без пропуска машин. Такие особняки смотрятся как жирующие сорняки на фоне обычных домов. Зайдёшь вовнутрь: от люстр сияют потолки фойе. Гранитные полы тоже сверкают. Лифты бесшумные с зеркалами, как в Кремле. В квартирах камины. Всюду роскошь.
А коренные москвичи, ютясь в коммуналках, смотрят из своих окон на шик и блеск, что они при этом думают, одному богу известно.
Почему бы власть имущим не отремонтировать все дома в приарбатских переулках, чтобы здания смотрелись нарядно и празднично? Невольно глаз замечает контраст: обрушенная штукатурка стен, разбитый фасад, провалы кирпичей, чёрные пожарища в окнах, словно эти дома пережили бомбардировку.  Что ЖЕКам не по силам проявить заботу о простом народе? Ведь в этих домах живут уважаемые горожане. Нет, у них другая задача – выселить людей. Сломать дом и построить новый для богатых.
Если Пушкину – дворянину – накладно было жить на втором этаже, то на какие богатства себе отстраивают хоромы современные обитатели? Что они закладывают? Уже не деревеньку, а всю Россию. 2010 г.
Фото прогулки по Арбату и по его переулкам в апреле 2018 г.
10 апреля 2018 года был теплый весенний.  На улице +21. Рекорд за последние 10 лет.
Совсем по-иному смотрятся улица.  В вечерний час очень оживлёна и наряжена.  Много отдыхающих людей. Звучат песни под гитару, играют оркестры.  Художники выставили свои картины, лотошники предлагают книги. Что изменилось за эти 8 лет?  Сказать трудно. Арбат зимой один, а весной и летом другой.
Но появилась табличка, что деревянный дом, о котором я писал выше, настоящий и он охраняется государством.
Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Владимир Богданов
Еще в Города и веси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

Людмила Панова «Заметки о поездке в родной город»

Я со­всем не пре­тен­дую на пол­но­ту опи­са­ния дос­то­при­ме­ча­тель­но­стей – ведь я пи…