Родилась в Москве. Окончила графический факультет Московского государственного художественного института им. В.И. Сурикова, отделение иллюстрации книги. В 1977 году принята в Союз художников СССР. В 1986 году награждена премией имени Н.Н. Жукова за иллюстрации к книге М.П. Коршунова «Мальчишник» (о Пушкине и Лермонтове).
С 1966 года постоянно участвует в художественных выставках на родине и за рубежом. Многие её работы находятся в музеях, галереях и частных собраниях. Тематика и техника работ разнообразна. Тут и сельские, и городские пейзажи, натюрморты, портреты, жанровые картины. Движущей силой её творчества является стремление передать зрителю ощущение своей любви к природе и людям, к нему, зрителю, и надежда, что для него картина станет не предметом одноразового общения, а постоянным другом, излучающим тепло.
Занимается также литературным творчеством. Автор четырёх повестей: «Запах весеннего тополя», «Не исчезай, солнечный луч», «Соло для звезды вполголоса», «Не поймать улетевшего ветра». Несколько рассказов опубликовано в журналах и газетах.

 

ОГОНЁК В ЛИСТВЕ

Когда мне было лет двенадцать, один мальчишка моего возраста обидел меня чем-то. Звали его Валерка. Он жил в нашем дворе. Не помню, чем обидел, но как мечтала ему отомстить – это помню.
Как-то увидела в одном из фильмов, что парень забрался на дерево, захотел заглянуть в окно к любимой девушки, а она облила его ведром холодной воды. Этот сюжет мне запомнился и очень понравился. У меня не было любимого парня, да и я не была никем любима, так что, к моему огорчению, некого было облить ведром с водой, но так хотелось. Ну, например, этого обидчика-Валерку было бы совсем не плохо облить водичкой.
Обдумывала, как бы исполнить эту сцену, как заманить на дерево мальчишку с нашего двора?
Перед моим окном рос замечательный старый тополь, высоченный до неба. С помощи половой щётки скинула в густую листву отрезок блестящей мишуры от ёлочной гирлянды. Она застряла в ветвях и ярко отражала солнце.
– Смотри, – сказала Валерке, который, как обычно, без дела ошивался во дворе, – что это там такое?
Он стал вглядываться в листву, активно теребимую ветром. А там то и дело вспыхивал солнечный огонёк, словно зажигалась и гасла маленькая лампочка.
Валерка усердно вглядывался в ветки.
– А шут его знает, что это такое, – после долгого раздумья ответил Валерка.
– Была бы мальчишкой, – сказала мечтательно я, – слазила бы туда. Интересно, что это там всё время то потухнет, то погаснет? То потухнет, то погаснет…
Подошли другие мальчишки. Любопытно становилось всем. Начался спор, кто решится слазить и посмотреть, что там всё время зажигается?
– Да разве туда добраться? – сказала я разочарованно. – Это же каким смелым надо быть!
– Чепуха! – веско произнёс Валерка, деловито засунув руки в карманы. – Пара пустяков! Каждый дурак может влезть на это дерево!
– Ну, не скажи! Дурак-то как раз и не сможет! – говорю я, задрав голову и разглядывая вспыхивающий огонёк. – А умный, конечно, не струсил бы! Да только где ж его взять?
Валерка хмыкнул и снова уставился на верхние ветки тополя. Мальчишки, скопившиеся рядом с ним, тоже с любопытством разглядывали мерцающий свет, так завлекательно поблёскивающий в густоте шелестящих от ветра листьев.
Я поняла, что можно готовить ведро с водой, и пошла домой. В комнате было слышно, как начали трещать ветки. Кто-то из мальчишек лез на дерево.
Мне показалось, что просто облить из ведра не так интересно, надо бы ещё напугать.
В коридоре издавна висел тулуп деда. Изнутри он был подбит волчьим мехом. Накинув на голову тулуп мехом наверх, подкралась к распахнутому окну. По стволу дерева карабкался Валерка.
Я выждала, когда он приполз среди листвы на уровень окна и протянул руку к гирлянде. Тут-то он и получил дозу свежей воды вместе с испугом. Скатился с дерева, весь мокрый, с криками ужаса:
– На меня плюнул какой-то жуткий зверь!
Все, кто стояли внизу, стали над ним смеяться:
– Трус, ты трус! Небось, обмочился со страху!
«Вот, – подумала я, – получил? Не могла силой тебя наказать. Так хоть хитростью победила».
Я подошла к зеркалу и поцеловала своё отражение. Получилось даже лучше, чем в фильме! Вот! Нечего меня обижать!

САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Отец поставил трёхлетнего мальчика в угол. Провинился. Стой и думай. Правильно ли ты поступил. Ребёнок тихо и смирно стоял в углу и не роптал на отца за наказание. Отцу стало жалко маленького: стоит малыш в углу, помалкивает тихо.
– Ладно, – говорит, – выходи из угла.
Малыш стоит спокойно, не выходит из угла.
– Выходи, говорю тебе. Ты прощён! – обращается снова отец к своему трёхлетнему малышу.
– Не вмесывайся в мою лисную зизнь! – отвечает малая кроха и продолжает стоять в углу.

 рассказы опубликованы в «СИЯНИЕ ЛИРЫ», Выпуск 15       

Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Сияние Лиры
Еще в Авторы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

Авторский вечер Юрия Трищенкова

Член Союза писателей России. Поэт, музыкант, певец  Встреча с Евгением Евтушенко С творчес…