Александр Валентинович Белов состоит членом литературного объединения «Строгино» 12 лет, а также является членом Союза писателей России.
В своём творчестве он в основном уделяет внимание теме современной городской жизни и лирической поэзии. Принимал участие в качестве одного из авторов в выпуске восьми альманахов «Сияние Лиры». Выпустил три сборника своих стихотворений: «В гармонии со Вселенной», «Лестница до облаков» и «Лестница до белых облаков».

 

 

Море, песок, роман

Слова любви – они просты
И украшают наш роман.
Осталось много глав пустых.
Тебе и вправду их не жаль?

Какой-то странный был мой сон:
Мы в нём танцуем на песке
И счастлив петь аккордеон,
Моя рука в твоей руке

И крепким был наш поцелуй.
Прильнула я к твоей груди.
Вдруг, уходя, сказал: «Танцуй!»
Кричу в слезах: «Не уходи!»

У моря я который раз
На нашем месте жду тебя.
Прошёл ты мимо в поздний час –
Всё стало ясно для меня!

Пишу я имя на песке,
Волне стереть его не жаль,
А ветер гладит по щеке
И шепчет мне: «Забудь печаль!»

Слова любви – они просты
И украшали наш роман.
Осталось много глав пустых
И мне действительно их жаль!

Без вести пропавший батальон

Пролог

Бушевала в Европе война
На последнем усталом году,
Добралась до Берлина она,
Принеся людям только беду!

На берлинском вокзале стоял
На путях запасных вдалеке
И внимания не привлекал
Эшелон как бы весь на замке.

Рейс от Берлина до…
Батальону из крепких парней
Охранять эшелон не впервой.
И какая охрана верней,
Чем здоровый баварский конвой?

Эшелон постоянно в кольце,
Но начальник всегда начеку,
Штурмбанфюрер* спокоен в лице
И болтать не даёт языку.
—————————————————
*Штурмбанфюрер – специальное звание служащего внутренней охраны в Германии. Присваивается командиру батальона внутренней охраны, приравнивается к воинскому званию майор.

По приказу берлинских верхов
Самый лучший дают паровоз
(Из того, что ещё на ходу –
Этот даже и Бормана вёз).

Эшелон подготовлен — так в путь!
Уже русские близко совсем!
Как-то надо от них улизнуть –
И маршрут выбран вне всяких схем.
По Европе петляет состав,
Словно заяц от волка бежит.
Машинист мало спит и устал,
Штурмбанфюрер его теребит…

Я могу время сдвинуть назад
И в вагоны спокойно войти!
Мне Судьбою дарованный взгляд
Открывает такие пути.

Вижу золото и серебро,
И скульптуры великих творцов,
Леонардо лежит полотно,
Европейцев, других мастеров…

Я охрану ни в чём не виню,
С моей тенью им сладить нельзя.
Свой рассказ для вас дальше продлю
(И надеюсь, что начал не зря).

…По Германии вдоволь в бегах
Попетляв по тревожной земле,
Эшелон очутился в горах
На нейтральной чужой стороне.

У одной невысокой горы
Уже ждали бесценный состав
И проложены рельсы внутри,
Чтоб стоять, от войны убежав.
Машинист внутрь вогнал эшелон,
Всех поздравил с финалом пути,
Похвалил от себя батальон
И спросил, как обратно идти.

Маскировки большие труды
Все следы хорошо замели.
Все построились возле горы,
А напротив стояли они —

Те, кто ехали в классном купе
И смотрели на всех свысока,
Личный «Шмайссер» имел при себе
И убить нас не дрогнет рука.

Генерал всех поблагодарил,
Обещал, что все будут в Раю,
Чем немало бойцов удивил,
Но прервал он вдруг тему свою,

Развернулся, взмахнул вверх рукой —
Пулемёты открыли огонь
И на небо ушёл весь конвой!
Штурмбанфюрер покончил с собой…

Эпилог

Не найти персонажей тех лет,
Не нашёлся и тот эшелон,
Чей в альпийских горах сгинул след.
Вход в тоннель скрыт камнями, плющом,

А вокруг ни людей, ни зверей,
Только стая пугливых ворон.
Не найти и могильных крестов —
В Рай ушёл несвятой батальон.
2021, Москва

Показать еще статьи по теме
Еще статьи от Сияние Лиры
Еще в Авторы
Комментарии отключены

Смотрите также

Татьяна Кутузова-Романова Цикл «Украина и Россия»

 Кутузова-Романова Татьяна Александровна. Москва. Образование высшее. Русская, православна…